Цикл публикаций музейных предметов «Ожившие истории». Русская прялка

        

         На Руси ручная прялка, появилась в глубокой древности и стала обязательным предметом крестьянского быта и народных ремесел, передаваемых из поколения в поколение.  Прялка была неизменной спутницей русской женщины на протяжении всей ее жизни. В литературе или фольклоре трудолюбивую хозяйку чаще всего изображали именно за прялкой, где вручную пряха  скручивала нить из «кудели» — волокна для прядения  (см. « Рождение волокна для прядения» ). Затем из нитей уже ткали ткань и шили одежду.

       В фондах Лыткаринского историко-краеведческого музея  хранится большая коллекция деревянных ручных прялок, созданных мастерами  более ста лет назад. Есть среди них простые  старинные деревянные прялки-«корневки», а есть красивые расписные и резные прялки. Богато украшенная резьбой или росписью, прялка висела на видном месте в избе, как символ благополучия семьи. Дорогие и особо ценные прялки  передавали по наследству и говорили: «Прялка не бог, а рубаху дает».

Древнерусская прялка— простое устройство. Самые древние прялки — «корневки» были цельные и вырубались из пня с корнем. Это была единая конструкция изогнутой формы из цельного куска дерева— березы или ели.

     Позже прялки стали составными, их части делали из разных пород дерева. Состоит разборная ручная прялка из подставки— «донца», на которой сидит пряха. На донце находится небольшая пирамидка с отверстием, в которое вставляется вертикальный круглый  резной стояк, заканчивающийся небольшой расписной лопастью. На «лопасти» делали два отверстия, через которые продергивали веревку и втыкали металлическую шпильку-гвоздь  для крепления «кудели». Донце вырезали из липы или осины, стояк — из ясеня или клёна. «На осине сижу, сквозь клену гляжу, березу трясу» — эта старинная русская загадка о прялке полностью описывает, из чего она была сделана.

    Составные прялки различались по виду и кроме лопастных прялок, были  гребневые прялки, также состоящие из донца и гребня.   
Гребневые прялки бытовали в центральных, южнорусских губерниях и в Поволжье. А с лопастями — на Севере, а также в центральных губерниях, на Урале, в Сибири, на Алтае.

Главное орудие для прядения— веретено, с  изобретения которого  появились собственно прялки.  Делали его из берёзы в виде небольшой круглой палочки с утолщенной серединой  около 30 см, заострённой с двух концов. К веретену прикреплялся глиняный грузик в виде кольца —«пряслице».Левой рукой пряха вытягивала из кудели волокна—«прядево» и , слегка  скручивая пальцами формировала рыхлую ленту— «ровницу». Эта ровница была привязана к веретену. Пальцами правой руки пряха задавала вращение веретену и отпускала его. Вращаясь как маховик, подвешенное веретено закручивало  нить. Сколько нужно было ловкости и терпения, чтобы нить получилась тонкой, ровной и прочной: чуть потянешь, сильнее — она оборвется, а чуть слабее — будет слишком толстой или неровной. Вытянув нить достаточной длины, пряха сматывала ее на веретено, и повторяла всю операцию сначала. Самая искусная пряха, работая от зари до зари, могла напрясть в день не более трехсот метров пряжи. А чтобы получилось хотя бы 15 метров ткани, нужно было изготовить не менее 20 тысяч метров пряжи!

    Это был тяжелый труд, но под умелой рукой веретено крутилось, как волчок. За прялку девочек сажали уже лет с пяти-семи— учили «тянуть ниточку».  Им специально делали  собственную маленькую детскую прялку, и это была не игрушка, а орудие труда. Большую прялку преподносили девушке, когда она достигала возраста невесты и должна была появиться на посиделках.

С детского возраста юная хозяйка уже начинала готовить себе приданое, по которому сваты судили о мастерстве невесты. Только свадебных рушников она должна была заготовить не меньше пятидесяти. Кроме того, ей нужно было иметь к замужеству около двадцати комплектов одежды, ткани для хозяйственных нужд, постельные принадлежности, скатерти, холсты.

Прядением в русских деревнях, как правило, занимались незамужние девушки   с осени до Великого Поста, в то время, когда нет полевых работ. Деревенские девушки собирались по вечерам вместе, приносили свои прялки и в «низеньких светёлках» при лучине сидели за своей работой до полуночи.  Такие вечера именовались «запрядами» или «супрядками».  Девушки рассказывали друг другу новости, пели песни, общались и мечтали. На эти вечера допускались и юноши. Тут они присматривались к девушкам, знакомились и ухаживали за ними. К играм и танцам обычно приступали только после того, как заканчивались  «уроки», т. е. принесенная из дому кудель для пряжи. По лавкам сидели и старшие, любовались детьми или сплетничали о молодежи. Примечательный факт, что во время прядения  рядом с прялкой стояла миска с клюквой. Кислая ягода способствовала слюноотделению, а слюну использовали для смачивания нитей. «Слюна придает нитке крепость» —  так говорили пряхи. Каждая девушка приходила на «супрядки»- посиделки со своей прялкой, которая выступала своего рода ее «визитной карточкой». Красивая прялка как бы представляла девушку, говорила о благополучии в её семье, служила дополнением к нарядному костюму и украшала наравне с одеждами, бусами и лентами. Красота множества прялок, принесённых на посиделки, празднично преображала избу, создавала радостную и теплую атмосферу.Росписи  каждой  прялки неповторимы  и отражают индивидуальность  мастеров, превращающих орудие труда в произведение искусства. Почти все русские народные росписи по дереву пришли к нам с прялок.  Интересно, что из многих  прялок, хранящихся в нашем музее, ни одна не повторяет другую. Так и кажется, что каждая прялка наделена своими индивидуальными чертами, имеет свой неповторимый характер. Над прялкой трудились два мастера: один вырезал её из дерева, другой украшал росписью. Форма и отделка показывают, что резчик по дереву был таким же талантливым художником, как и живописец.

 Необыкновенно изящны столбчатые составные прялки со сквозной резьбой ножки в виде многоэтажной башенки. Число этажей с арочными окошками достигает иногда пятидесяти.  Эта форма прялки — подражание архитектурным образам шатровых храмов и колоколен XVII века.

Особенно яркими и красивыми были северные прялки: вологодские, поморские, мезенские. В каждом регионе были свои мастера. Вологодская прялка превращалась иногда в целое резное панно.  Считалось, что чем шире у нее лопаска, тем она красивее. В узорах повторялись древние символы солнца, звезд, земли, водной стихии — круги, квадраты, ромбы, зубчатые и прямые линии.

  Все русские  и славянские прялки  выделяются обилием солярных знаков, т.е  обязательно имеют образ Солнца. Так на резных прялках с Русского Севера можно увидеть крупную розетку, издревле символизировавшую солнце, и не случайно сзади лопаски именно в этом месте привязывалась кудель. В народной поэзии лучи солнца именовались золотыми кудрями и золотыми нитями, и прядущая женщина вроде бы из самих солнечных лучиков скручивала свою нить.

   При росписи прялки мастера использовали всего 4 цвета: красный, желтый, синий и зеленый. Для контуров добавляли черную и белую краску. На прялках часто вырезали или писали краской имя или инициалы владелицы,  украшали поучительными надписями: «Пряди, прялку береги, за отца бога моли». Личную, подписанную прялку девушки берегли, считалось, что ее нельзя давать взаймы. Если девушка пряла наедине, то, создавая нить, она шептала пожелания, «заговаривая» пряжу. Вообще с прялкой связаны многие суеверия и обряды на Руси.

  Первую нить, спряденную девочкой  сжигали, а пепел выпивали с водой, чтобы сохранить трудолюбие и терпение на всю жизнь. Через прялку передавали девочку крестной,  на ней же перерезали  пуповину новорожденной,  клали прялку в колыбель девочки.  А на Русском Севере, по обычаю, парень написавший на прялке девушки свое имя, должен был на ней женится. Также на Руси существовала свадебная традиция: жених разбивал прялку, подаренную родителями невесты в детстве. Вместо нее он делал новую прялку в подарок, как символ рождения новой семьи.

     Существовали и другие традиции, связанные с прядением. Например, в великий четверг девушки и женщины пряли нити левой рукой для каждого члена семьи, такие нити отождествлялись с нитями судьбы. Нити, спряденные в четверг, считались лечебными и, если кто-то в доме болел,  такими нитями перевязывали запястье и ноги. Отсюда в наш язык и вошли эти выражения «нить судьбы», «красной нитью».

    Русские слова «время» и «веретено» происходят от одного древнего глагола со значением «вращаться по кругу». Прялка нашла свое отражение в пословицах и поговорках:

« У ленивой пряхи и про себя нет рубахи».

« Какова пряха, такова на ней и рубаха».

« Прялка не Бог, а рубаху даёт».

« Пряха не волк — в лес не убежит».

« Не напрядешь зимою, нечего будет ткать летом».

« Не ленись прясть, хорошо оденешься».

« Семь топоров вместе лежат, а две прялки врозь».

    Несмотря на технический прогресс, прядение на ручной прялке сохранялось в России вплоть до XX века. Пользуются ими и сейчас. Особенно ручные  прялки популярны среди любителей традиционных ремёсел. Пряжа, сделанная вручную, незаменима для изысканных изделий, например, из козьего пуха, где требуется особая филигранность мастерства, недоступная механизму.

 

Отдел фондов,  Лыткаринский историко-краеведческий музей

 

 

Оставить комментарий